Главная » 2020 » Апрель » 20 » О памятнике Шагиту Худайбердину в Баймаке
11:01
О памятнике Шагиту Худайбердину в Баймаке
Баймакцы хранят благодарную память о Шагите Худайбердине, во многом благодаря которому завод обрёл второе дыхание и новую жизнь. Чтобы уточнить, о чём идёт речь, позволю себе напомнить некоторые страницы книги Рамазана Уметбаева «Баймакский медьзавод. На перекрёстках истории».

Это добротное, основательное издание 1995 года. Готовя его, автор тщательно и скрупулёзно работал с историческими материалами, трудился в архивах, встречался с ветеранами завода и города, стараясь как можно полнее представить своим читателям историю старейшего предприятия цветной металлургии Башкирского Зауралья от золотомедного до машиностроительного завода. События описываются на широком фоне общественно-политической жизни, с достоверными примерами развития здесь горнорудного дела.

«...Мартен Баймакского золотомедного завода был задут 14 августа 1913 года. От этой даты и считается история возникновения нашего завода. Но началась она в канун величайших и поворотных событий в истории России. Первая мировая война, революционные события 1917 года в России, приведшие к власти большевиков, начало гражданской войны... Страна на грани опустошения и разорения...

Баймакский завод, успевший проработать со дня пуска всего четыре года, в декабре 1917 года вынужден был закрыться, как и тысячи предприятий в России. Прежние хозяева бежали, а новые ещё не знали как распорядиться экспроприированными к тому времени богатствами. Хотя эксплуатация на заводах была нещадной, но для рабочих и их семей работа на них была источником существования. А в Зауралье к тому времени стоял не только Баймакский золотомедный завод. Закрылись Таналыкский, Уваряжский, Юлалинский рудники, встала Семеновская цианоиловая фабрика. Перестал давать руду и золото Тубинский рудник. Сотни рабочих и их семьи оказались попросту на улице.

В ноябре 1919 года в селе Темясово состоялась 1 кантонная конференция РКП (б), а в декабре Уфа посылает на должность председателя Бурзян-Тангауровского кантревкома и секретаря канткома Шагита Худайбердина. Проработал он в этом качестве до февраля 1921 года. Он и поднял первым вопрос о возвращении горнорудных предприятий в распоряжение Башреспублики, к тому времени бывших в подчинении Екатеринбурга. Он находился в 600 километрах и, естественно, не был в состоянии оперативно руководить и своевременно оказывать предприятиям практическую помощь.

Вид края, богатейшего по своим природным запасам и людским ресурсам, уровень промышленного развития и плачевное его состояние, руководство, мало озабоченное перспективами башкирских горнорудных предприятий, Шагита Худайбердина ошеломили и возмутили. Он пишет обращение к руководству страны и отрасли: «...Обратимся к имеющимся в кантоне рудникам, заводам: если бы поручили взять их на учет здешнему совнархозу и посылали ему необходимые суммы, инструкции и, по возможности, людей, то над этими заводами, рудниками сейчас стоял бы гул, они бы работали. Но этого нет...».

Упадок был действительно крайний. Цеха на Баймакском заводе разрушались, через разбитые окна и двери по корпусам свободно гулял ветер, варварски разбитые и разобранные, открытые непогоде, ржавели останки станков и оборудования. Все это тяжелейшие последствия войны и беспрерывных боев в гражданскую войну, когда Баймакский горнорудный район трижды переходил из рук в руки. Ни прежние хозяева, ни новые не желали уступать столь лакомый кусок, как золото Зауралья.

Настойчивое ходатайство молодого председателя кантревкома Ш. Худайбердина не осталось незамеченным. Баймак получает долгожданное известие от Совета народного хозяйства РСФСР: «В целях сохранения оборудования и организации общественных работ для голодающих Баймако-Таналыкских шахтеров вернуть Таналыково-Баймакский округ Башреспублике».

Для восстановления завода прежде всего нужны были деньги и хлеб. Тем более, что в 1921 году Башкирию, как и все Поволжье, постигла засуха и, как следствие, голод. Не то, что не взошло ничего из посеянного, но к середине лета пересохли реки и речушки. По историческим данным, в том же Бурзян-Тангауровском кантоне от голода погибло до 40 процентов населения.

В этих тяжелейших условиях Шагит Худайбердин не забывал Баймакский край, где ему пришлось жить и работать больше двух лет. Он не понаслышке, а воочию знал, помнил, интересовался его нуждами. Шагит Худайбердин в это время уже возглавлял Башкирский обком РКП(б). Он способствовал выделению 100 тысяч рублей и по 500 пудов ржи и овса на восстановление горнорудных предприятий кантона. С превеликим трудом по бездорожью, преодолевая горы и лесные массивы, продовольствие, хоть и не полностью, но прибыло на место. Кантонное руководство выделило еще 280 пудов хлеба. Кто знает, скольким тысячам шахтеров и их семей спасли жизнь обозы, прибывшие в край в такое тяжелое время. Такое не стирается из памяти.

Баймакцы помнят и продовольственные обозы, и начало восстановительных работ на золотомедном заводе. И вот 10 декабря 1924 года, спустя 7 лет мартеновская печь завода была зажжена вновь. А 21 декабря 1924 года на заводе в неурочный час тревожно загудел гудок. Его хорошо помнит старшее поколение баймакцев: город по гудку вставал и по гудку ложился спать. А теперь он стал вестником печального известия: перестало биться сердце пламенного революционера Шагита Худайбердина. Ему было всего 28 лет...

Недолгой, но очень яркой была жизнь этого человека. Он воевал в первую мировую войну, был ранен. Увлеченный идеалами братства и равенства, он приходит в партию большевиков и активно защищает ее интересы. В гражданскую войну Шагит Худайбердин уходит во главе татаро-башкирского отряда мусульман громить белочехов, готовился вместе с легендарной дивизией Чапаева брать «белую» Уфу, преследовал уходившие в Сибирь разгромленные войска Колчака. Однажды он сорвался в ледяную воду Балтики, куда был направлен на подавление Кронштадтского мятежа. Лишь в конце 1919 года Ш. Худайбердин смог вернуться в Башкирию и взяться за мирную работу. Одной из них стала цель восстановить башкирский горнорудный край, и это ему удалось. А в короткие передышки он брался за перо: писал стихи, публицистические статьи, рассказы, произведения мемуарного характера.

...В день похорон Шагита Худайбердина по всей республике были приспущены государственные флаги, объявлен траур. Баймакские рабочие сразу же послали телеграмму следующего содержания: «В ответ на приветственную телеграмму 6-го Всебашкирского съезда профсоюзов по поводу пуска Баймакского золотомедного завода горняки сообщают о присвоении заводу имени Шагита Худайбердина, ... заверяют, что горняки Башкирии начатое дело восстановления промышленности в одном из самых глухих уголков Башкирии доведут до конца и что имя революционера Худайбердина обязывает их стойко и преданно служить делу революции и они это выполнят».

Центральный исполнительный комитет одобрил это решение и издал специальное постановление об увековечивании памяти пламенного башкирского революционера, присвоив имя Ш. Худайбердина Баймакскому золотомедному заводу. Это имя появилось на штампе и гербовой печати завода, на заводских воротах, а в прилегающем сквере в торжественной обстановке был установлен бюст Ш.А. Худайбердину. Над ним работала известный в республике скульптор Т.П. Нечаева — автор бюста Ш.А. Худайбердину у Дома печати в Уфе. Носит имя Шагита Худайбердина не только завод, но и одна из улиц Баймака.

Заводчане установили самые теплые отношения с дочерью Ш.А. Худайбердина Тамарой Шагитовной. Она приезжала в Баймак, чтобы участвовать в торжествах, посвященных 50-летию машиностроительного завода, и была приятно удивлена трепетным отношением к имени её отца в Баймаке. Получила она приглашение и на 75-летие завода, однако приехать в Баймак не смогла по состоянию здоровья, но прислала поздравительную телеграмму с искренними пожеланиями успехов баймакцам и благодарными словами за добрую память об её отце. Однако постперестроечные времена внесли свои коррективы. Исчезло имя Ш. Худайбердина с ворот завода, неизвестно куда унесли его бюст. А ведь можно было бы уделить им место в краеведческом музее города...

Думается, самое время напомнить о сказанном выше, восстановить, вернуть то, что уже стало нашей историей, сотворенной нашими прадедами, дедами и отцами. В ней жизнь нескольких поколений горожан, навсегда связавших свою судьбу с заводом и Баймаком и внесших свой вклад в их развитие. Эта история времени не подвластна. Об этом надо знать, помнить, чтить — иначе станем Иванами, не помнящими своего родства...


Г. Нигаматова, заслуженный работник культуры РБ..
Просмотров: 53 | Добавил: РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar